ele_na_1961 (ele_na_1961) wrote,
ele_na_1961
ele_na_1961

Categories:

Приключения на фестивале. Алтай, Тюнгур, 2016 г.

Дневник участника «Самого большого славянского фестиваля «Мы – славяне, мы – вместе».
17 – 30 июля 2016 год.

Содержание

1. Вступление
2. День первый. Отлёт. Новосибирск. (16 июля)
3. День второй. Отъезд из Новосибирска. Трудности переезда. (17 июля)
4. День третий. Прибытие в Тюнгур. (18 июля)
5. Открытие фестиваля. (19 июля)
6. Подготовка к походу на Ак-кемское озеро. (20 июля)
7. Выход в Ак-Кем. (21 июля)
8. Прибытие на базу «Ак-Кем». (22 июля)
9. Поход в Ярлу. (23 июля)
10. Поход к Белухе. (24 июля)
11. Отъезд с Ак-Кема (25 июля)
12. Возвращение в Тюнгур (26 июля)
13. Сплав к Каменным Бабам (27 июля)
14. Конный поход к Каменным Бабам. Закрытие фестиваля. (28 июля)
15. Отъезд из Тюнгура. (29 июля)
Вступление

              «Кто узнал Меня, тот идёт за мной» - сказала однажды Надежда Петровна Токарева. Мы, сотни, и уже тысячи русских людей, узнали её и следуем за ней к нашей светлой цели, применяя её методики самого высокого жреческого уровня.
[Spoiler (click to open)]
               Для достижения определённых энергоинформационных задач Надежда Петровна со своими подвижниками уже несколько лет проводит «Самый большой славянский фестиваль». В этом году она решила провести его на Алтае, совсем близко от одной из самых мистических гор мира - Белухи. Около 250 человек из разных городов России приехали в этом году на этот фестиваль.
           Здесь я рассказываю о своём участии в событиях фестиваля, рассказываю с мелкими подробностями, «атомами» быта, но они помогают глубже и рельефнее погрузиться в атмосферу нашего там пребывания. Часто употребляю местоимение «я» - «я такая и вот разэтакая», но это отнюдь не от эгоизма и амбициозности, читайте всё через призму юмора! Не обижайтесь на разные мои эпитеты, они рождаются из скоротечной эмоции, раз – и её нету.
            Таким стилем изложения я как бы подталкиваю вас к тому, чтобы вы все были ещё более активными в жизни, ценили каждую её минуту, каждую возможность пропустить эти потоки Реки Жизни через себя, ведь мы понесём свой опыт в «Центр», как пчёлки в улей, так что набирайте побольше мёда!
День первый. Отлёт. Новосибирск. (16-е июля)

              Мировоззрение и система понятий, которые даёт Токарева Надежда Петровна, оказались мне близки. Я вошла в сообщество, объединившееся вокруг неё, с ноября 2015-го. И когда она ещё зимой объявила о фестивале «Мы – славяне, мы – вместе», который пройдёт на Алтае, возле Белухи, не сомневалась ни минуты – еду!
             Фестиваль должен был продлиться 2 недели, база фестиваля – посёлок Тюнгур Алтайской республики. Несколько дней должен был занять поход к подножью Белухи, где, как было объявлено; - «мы будем находиться под преобразующими энергиями горы Белухи». Вот этот-то поход вдохновил меня более всего. Но чем заниматься остальные дни? Сидеть на турбазе с «вяловатыми бабуськами» (так мне представлялся фестивальный контингент), в то время как вокруг – огромный непознанный Алтай?! (раньше не была на Алтае!) – я не выдержу!
              Я написала письмо с вопросами одному из организаторов фестиваля – Александру. И тот, ничтоже сумнятеша, сообщил мне, что поход состоится в последние дни фестиваля. Ну и хорошо! Тогда в первую неделю я попутешествую вокруг Тюнгура. И я нашла конный тур под названием «К подножью священной горы». Сроки хорошо стыковались с токаревским мероприятием. После кругового конного маршрута я успевала вернуться в Тюнгур и снова пойти к Белухе, уже пешком и со всеми вместе.
              Я оплатила аванс и стала готовиться. Съездила, между прочим, на Кавказ на 10 дней (ссылка на мой отчёт про этот поход - http://ele-na-1961.livejournal.com/3603.html ), чтобы потренироваться походить под рюкзаком по горам по системе «всё, что нужно на неделю в горах, несу с собой».
               За пару недель до отъезда я вдруг набрела на видео, в котором Токарева по дням расписывала фестивальный дни. И оказалось, что поход к Белухе займёт 6 дней и ровно посередине фестиваля. Если стыковаться с моим конным туром, то повстречать «своих» я смогла бы уже только у подножья Горы. А на следующий день по плану тура ускакивать в Тюнгур…
             И последние недели перед отъездом я как буриданов осёл, металась – фестиваль или конный тур? Что делать? Чем пожертвовать? Даже накануне отъезда (отлёта) ещё не была уверена в своих планах и желаниях. В начале июня, на семинаре Н.П. в Москве обсудила этот мой план с Людмилой и Светланой (токаревские девушки, мы познакомились на семинарах), они озабоченно ворчали: «Как ты можешь отсутствовать в первую неделю? Ведь Н. П. будет «выставлять» пространство!»
             И вот 16-го июля, в 7 утра садясь в такси, я наступила на горло своей конной грёзе, и решила фестивалить от начала до конца. Прилечу в Новосибирск, позвоню в «Чемал-тур», извинюсь и откажусь.
            По плану тура они (Чемал-тур) должны были забрать меня из Новосибирска в тот же день прилёта, 16 июля, в 11 вечера и везти на автобусе до Тюнгура вместе с остальными участниками тура. В токаревский фестивальный автобус я не записывалась! А от Новосибирска до Тюнгура – 900 км! Я хотела дождаться своих уже в Тюнгуре, которые должны были выехать из Новосибирска утром 17-го, т.е. на 6 часов позже меня.
             Когда я в самолёте, ещё в Москве, усаживалась на своё место, меня окликнула знакомая девушка (та самая Людмила из Подмосковья). Она сидела в одном со мной ряду, хотя при регистрации я её не видела. Вот это совпадение!
              Полёт прошёл великолепно. При подлёте к Новосибирску, попали в облачный фронт, где огромные кучевые облака стояли как замки и башни, а между ними висели радуги и сверкали реки и озёра на далёкой земле.
             При получении багажа мы поболтали с Людмилой, она пригласила меня в хостел, где собирались переночевать много наших. Но я-то планировала уехать сегодня же около 11 вечера!
              Я распрощалась с Людмилой и полетела в город искать спортмагазины, чтобы купить газовый баллончик к моей новенькой газовой горелке. Устроила свой рюкзачище в камере хранения на ж/д вокзале, и помчалась в спортивный, который был в остановке от вокзала. Облом! Всё продано! Бегу в следующий, закрыто!
              Звоню в Чемал-тур: «Ой, а ваша группа не сложилась! Буквально за несколько дней люди отказались от поездки». Вобщем, мой тур отменили. А мне не позвонили!!! «Мы вам звонили!» Я вспомнила какой-то странный звонок накануне отлёта, к которому я не подошла, т.к. замучили рекламщики. Но всё равно, им звонить-то надо было заранее!!! А не накануне моего отлёта! «Мы вас можем довезти до Манжерок». Я хочу в Тюнгур! «Нет, мы туда не поедем». Так, чувствую, зависаю. И номер телефона Людмилы не взяла. Дрожащими пальцами набираю телефон Галины Косолаповой – организатора фестиваля по финансовой части. И она ответила!!! Я сбивчиво обрисовала ей ситуацию. Она особо не вникала, но сообщила, что в фестивальных автобусах есть места, и я могу прийти завтра на общее место сбора, под мост у метро «Речной вокзал». Уфф, спасена!
              Где этот Речной вокзал? Нужна карта. Пошла к ТЦ, где должен быть книжный магазин. Огромный, красивый ТЦ у станции метро Сибирская, внутри фонтаны с подсветками, всё сверкает. Накупила карт, очень удачных, напилась чаю с собственными припасами в красивом ресторанном зале и стала думать. Под мостом надо было быть в 5.30 утра. В 6 утра по плану автобусы должны были уже отбыть. Метро открывается в 5.45. Как быть? И я поехала на разведку на этот Речной вокзал и решила пройти обратно до ж/д вокзала пешком, чтоб понять, смогу ли я завтра рано утром пройти этот путь обратно с рюкзаком?
             Станция метро оказалась недалеко от набережной Оби. Там же простирался длинный парк. Много народу прогуливалось по дорожкам вдоль мощной реки. Огромные мосты пересекали реку.



             В одном месте из воды бил высокий подсвеченный фонтан. Всё было мощное, основательное, но заметно, что построено всё это в советское время, совковая полуразруха неуловимо во всём присутствовала. Парк закончился возле огромной статуи Александра 3-го, по плану которого начали строить ж/д мост через Обь и транссибирскую магистраль.
           Я долго в сумерках шла до вокзала по разным улочкам и даже уморилась, и поняла, что с рюкзаком мне всё это не пройти завтра. В тёплой ночи побродила по огромной привокзальной площади. Близилась полночь, надо было забирать рюкзак из камеры хранения, где по дурацкому закону в полночь обнулялась оплата за сданные вещи, и надо было платить по-новой. Со своим рюкзаком и сумкой я устроилась на полупустой лавочке в вип-зале для транс-пассажиров и мне даже удалось покемарить.

День второй. Отъезд из Новосибирска. Трудности переезда. (17 июля)

             Встала в четыре утра, основательно намылась в виповском туалете, попила чаю в вокзальной круглосуточной столовке и вышла на свет божий, на привокзальную площадь, со своим мастодонтом-рюкзаком. Только что прошёл ливень, в утреннем небе – игра разноцветных облаков. Беру такси и через 15 минут я на заветном месте – под мостом. Там уже стояла небольшая толпа человек 30. Полузнакомые московские девушки (имён я поначалу почти никого не знала), увидев мою экипировку, ошарашенно произнесли: «Ну ты героическая женщина!»
           Токаревский народ подходил и подъезжал из всех щелей, кто на чём. Я увидела, наконец, одну знакомую женщину - Светлану, с которой мы начали знакомство с Токаревой на новичковом семинаре в Москве, в ноябре 2015. Тогда нас было всего 6 человек! А через 1,5 месяца на таком же семинаре люди стояли в коридоре, не вмещаясь в зале! Светлана живёт в Ижевске и специально приезжала на семинар в Москву! На этот раз она была с дочерью, лет 18-ти. Заряженные и радостные, мы болтали обо всём. Помимо прочего я поведала ей историю о своём магическом самосглазе этой весной. Это был ярчайший пример магии в нашей жизни.
           Приехали новосибирские, основные! У них были коробки с аппаратурой, футляры с музыкальными инструментами. Я узнала Евгения Пинчукова, музыканта Аркадия. Наконец, и Надежда Петровна прибыла. Со всеми здоровается, улыбается, обнимается. Мы со Светланой тоже с ней пообнимались.
           Всё это время около нас стоял какой-то обшарпанный автобус. Через полчаса подъехал второй, такой же. Время шло. Вот уже и 6 часов миновало, и 7 наступило. Толпа выросла неимоверно. Ничего не происходило! Наконец, появилась Галина Косолапова, строгая, суровая девушка, которой досталось работать со списками, финансами, со всеми нами, бестолковыми и неорганизованными. Она уже давно составила списки, кто будет жить на турбазе «Тюнгур», а кто в «Высотнике». Эти 2 базы находятся на правом берегу Катуни, а на левом – сам посёлок Тюнгур. Жить предполагалось по принципу принадлежности к городу – москвичи там-то, красноярцы там-то. И размещаться в автобусах тоже следовало по этому же принципу. Меня не было ни в одном списке! Я же написала ей, что приеду своим ходом и только с середины фестиваля.
             И вот около 8 утра было объявлено, что 2 автобуса сломались, не приедут, а поедут только эти, которые стоят здесь. На смену неисправным придут другие, но только вечером, поэтому новосибирские пока останутся здесь, т.к. им есть, где переждать. Все не поместимся, поэтому поедут пока только иногородние. Галина начала зачитывать списки, кто, где разместится. Но народ потихоньку приходил в ярость от неопределённости и начал сначала неуверенно, но потом разошлись – штурмовать автобусы. Оставаться никому не хотелось! Я пробилась к Галине с вопросом – а как же мне быть? Она отмахнулась – не до меня! Я потерянно бродила со своим рюкзачищем от автобуса к автобусу. Тут какой-то огромный мужчина, из команды распорядителей, подхватил мой рюкзак, закинул его в автобус и меня впихнул туда же. В багажное отделение вещи уже не помещались, и мы скидывали их на заднее сиденье общую кучу до потолка. Я увидела последнее пустое место у окна и, спросив разрешения у сидящей рядом незнакомой приятной женщины, угнездилась. Вот это да, опять спасена! Автобусы потихоньку поползли, мы махали оставшимся, они провожали нас растерянными взглядами, но крепились, улыбались.
             Начало движения было очень неплохим. Через пару часов езды нас высадили у большого кафе, где все наелись и пришли в себя. Я познакомилась со своим окружением – трое были из Ярославля, моя соседка – тоже Лена, через проход – мама с сыном лет 11 – Оля и Артём. Сзади сидели колоритные Мирослава и очень пожилая Татьяна, обе из Питера. Немного настораживало, что шофёров в автобусах было по одному. Обычно, в такое дальнее путешествие (900 км!) их бывает по двое, со сменщиками. Наш водитель был ещё более-менее, лет 45, бодрячок, в другом автобусе – болезненной толщины невысокий, страшно ругавший нас всех, когда произошла свалка у автобусов при посадке.
            Ещё через часа 2- 3 сделали остановку на огромной площади, усеянной ларьками, магазинами и кафешками. Это оказалось легендарное село Сростки. Однако поливал очень сильный дождь, и насладиться шопингом (мёд, сувениры, пирожки, молодая картошка, чай и т.п.) не удалось. Я зашла в стандартный сетевой магазин. Там был хозотдел. Спрашиваю про баллончики. «Закончились, где ещё есть, не знаем». Тьфу. Ещё поболталась по площади. Дождь не кончался. Что-то меня опять заставило зайти в сетевой, в общий продуктовый отдел. Гляжу – огромный контейнер, сплошь забитый вожделенными баллончиками. Тра-та-та-там на всех вас, продавцы-вруны хреновые. А может, он (контейнер) материализовался в ответ на мой запрос, которым я нагружала пространство уже сутки?!!!
            Пусть поливает дождь, а мы в тёплом автобусе уютненько едем дальше. Вот уже холмы появились, вот и горы! Красота! Вот Катунь понеслась зеленоватой лавиной! Вот Манжерок красивый, вот Майма, пригороды ГорноАлтайска. Дело к вечеру, потихоньку разъяснивает. Вот очередная остановка в местечке Барсуган (здесь устье одноимённой речки). Здесь уютная кафешка, родник, торговые ряды.





   
           Мы уже все успели напиться чаю или наесться супа, набрать родниковой воды, прогуляться к красивой речке с бревенчатым мостком, накупить всякой всячины у доброжелательных продавцов – местных жителей. А они – водяки наши, шоферюги, всё не давали команды на отъезд. Мы по второму разу, уже не спеша, посетили кафе, докупили всё, что осталось у продавцов, я сбегала в гору и за поворот шоссе, а они всё возились. Наконец, они открыли все моторные отсеки одного автобуса и принялись за серьёзный ремонт. Сломался автобус злобного толстяка. На все вопросы водители отмалчивались, поводили полубезумными отчаянно-озорными взорами, и возились, возились, возились. Появилось ощущение, что мы погрязаем в какой-то каше, трясине и пучине. Инфернальное нечто. Будто что-то держит нас за ноги как в дурном сне…
            Позже выяснили, что среди наших был водитель автобуса с многолетним стажем, он подошёл к шоферюгам, увидел в чём была проблема и сказал, что надо сделать. А они сделали всё наоборот. И у них сгорел стартер.
            Уже темнело. Радикальных способов спасения никто не предлагал. Все бродили как во сне. Появлялись и исчезали разные версии. Вроде - кто-то дозвонился в ближайший посёлок, там размещаются водители «газелей», которые могли бы нас довезти до цели, но сегодня воскресенье, они расслабились, приняли на грудь и ночью по перевалам не поедут. Вот завтра – пожалуйста.
Решили ставить палатки. Некоторые пошли в местную гостиничку. Я решила идти за речку (по очень стрёмному мостику!) и там ставить палатку, там не воняло от помойки! Уже даже отнесла рюкзак. Вдруг появилась ещё версия – со стороны Тюнгура идёт автобус со спортсменами. Когда он дойдёт до нас, мы попросим спортсменов пересесть в один из наших автобусов, а сами поедем на ихнем. Почему они поедут на нашем, несломанном, а не мы? А потому что, оказывается, у него на одном колесе не работают тормоза! И он опасается ехать на высокий перевал! Он может ехать только обратно по ровной дорожке! И он это знал ещё в Новосибирске!!! А почему же он поехал и повёз нас? И почему так вовремя сломался второй автобус? Они что, заранее знали, что дальше Барсугана не поедут?!!
             Люди собирались кучками и гудели, гудели, обсуждая всё это. А сколько ждать этого нового автобуса? Не знаем. А почему все молчат и не возмущаются этой безобразной ситуацией, просто заговор какой-то? Я озвучила эту мысль и эмоции в одной из группок. Имея в виду, что если мы промолчим в ответ на все эти издевательства и не выставим иск автобусной компании, то грош нам цена и мы позволяем ситуации управлять нами. И вдруг центральная фигура этой группки, мощный молодой человек, лысоватый и в очках, набросился на меня. Весь кипя от возмущения, он прокричал мне целую речь о том, что есть такое понятие как смирение, и что оно означает то-то и то-то. Буква С означает то-то, М - то-то, а всё вместе ого-го что! Я просто опешила от его буйного напора и отношения к понятию смирение. Тут Ольга с Артёмом предложила: А давайте хороводы водить! И они в глубокой ночи повели хоровод около тёмных автобусных туш. Фантасмагория.
            И вдруг со стороны перевала появился автобус. Не врали, значит, про него. А вдруг эти спортсмены не согласятся пересаживаться? Но они молча покинули салон. Мы опять поштурмовали автобус. Ведь нас теперь было 2 автобуса – в один. А утром было 4 - в два! Но многие уже ушли или в гостиницу, или в палатки. Мы расселись, и оказалось, что даже есть свободные места. И где-то около полуночи мы тронулись.

День третий. Прибытие в Тюнгур. (18 июля)

            Мы ехали в абсолютном мраке. Один раз автобус заехал на маленькую безлюдную заправку. Шофёр озадаченно ходил туда-сюда, что-то делал. У нас внутри у каждого уже сидел страх, и он закипал от каждой такой заминки. Ладно, едем. Час, другой. Чувствуется, что едем круто в гору. Автобус замедляет ход. Автобус едет, но еле-еле. Автобус гудит мотором, но не едет. Гудит, но не едет! Уже минут 15 как. Мы уже не можем себя сдержать. Паника прорывается из глубин души. Такое ощущение, что автобус что-то держит, и он не может сдвинуться с места. Опять инфернальное нечто. «Товарищ водитель! – кричит моя соседка Лена – Объясните, что происходит!» - «Мотор перегрелся, надо подождать». Мы переглядываемся, если закипел, надо вообще его заглушить, почему он работает? Сидеть больше нет мочи. Мы отпрашиваемся на улицу. Там темнеют громады гор и чернеют пропасти. Ни одного огонька! Луна освещает всю эту фантасмагорию. Побегали, помёрзли. Ещё минут 20 порычал – и поехал. Тихонечко.
            И дальше мы ехали, ехали, нас мотало по ухабистой незаасфальтированной дороге, мы пытались заснуть, крутились в своих узких креслах в кошмарной полудрёме. Рассвело, мы всё едем. Едем вдоль Катуни, то вверх, то вниз, местами сложный серпантин. Всё трясёт и трясёт. Наконец, Оля из Москвы в сердцах крикнула – «Хватит, всю душу вытрясли! Давайте делать остановку!» Народ не разбирая, ринулся в мокрую траву и кусты. Я не хотела мочить кроссовки и побежала бегом по грейдеру за поворот – и разминка, и сухое место нашла. Бегу обратно. Полавтобуса весело кричит мне «Давай, давай!» Удивила я их своей пробежкой в полкилометра.
Ещё ехали часа три. Наконец, начался большой посёлок, и автобус замер у подвесного моста через реку. Я узнала его по многочисленным фоткам, просмотренным в Москве. Тюнгур и Катунь! Прибыли!



             Мои ярославские друзья весело обнимались с Таранущенками. Это семья, тоже из Ярославля, красавица Юля, Сергей – муж, бородатый крепкий мужчина, сын Денис, дочь Наташа.



(Юля и Сергей – первая пара.      Денис и Наташа – на нижнем снимке слева.)



            Юля – координатор токаревского сообщества в Ярославле.
           Они ехали из Ярославля на своей машине до Новосибирска (!!!). Хотели оставить её там дальше и ехать со всеми на автобусе. Но, попав во вчерашнюю передрягу под мостом, решили ехать на своей машине до конца. Их поездка продолжалась 13 часов. А наша – сутки! Сергей доброжелательно покидал все наши вещи в свою машину, а мы двинулись через мост своим ходом.



(На том берегу – посёлок Тюнгур)



(Вид с левого берега Катуни).

          Я не раздумывала, куда мне селиться - в «Тюнгур» или в «Высотник». Иду с теми, с кем перенесла все ужасы нашего путешествия, т.е. в «Высотник».
         Скажу сразу, что весь этот фестиваль под Белухой был наполнен для меня мистическими совпадениями и событиями. Всё осуществлялось в мелочах, но незримое присутствие огромной магической силы и колоссальных магических энергетических потоков ощущалось явственно. Я и на протяжении всей своей жизни ощущаю это выстраивание, эти странные совпадения, это идеальное складывание событий – как застёгиваешь молнию – одно в одно, и всё выстроилось. У меня почти всё время так. Я даже подмигиваю ИМ – «опять всё устроили?» Хотя и знаю, что сама всё выстроила, своим намерением, хотя и не осознала его бытовым умом. А иначе не было бы радости Игры.
          Турбаза «Высотник» - небольшая, компактная, красивая и уютная. Здесь есть деревянная 3-х этажная гостиница, 2-х этажный «приют», несколько коттеджей, баня, здание столовой-администрации и площадка «Дикая» - стоянка для палаточников.



(Это столовая + администрация).

             Руководительница турбазы (Галина Лебедева) провела нас в угол этой площадки и показала те 100 кв. метров, которые можно занимать. Это была сухощавая изящная женщина, говорила она с нами довольно резко, видно, было, что она волновалась при виде нашей толпы. Через полчаса наш пятачок был забит палатками, которые стояли почти вплотную друг к другу. Я поставила свою самую маленькую палатку в мире у самой изгороди, отгораживающей базу от лётного поля, откуда то и дело вылетал МИ-2. Моими соседями оказалась семейная пара из Нижневартовска, тот самый водитель автобуса Степан и его подруга Наташа (на переднем плане).



          Некоторые фишки турбазы – на всю «дикую» площадку было 4 кабинки туалетов, но внутри довольно цивильно – унитаз, вода, бумага, чисто. На всех – 3 крана с холодной водой для умывания! Плюс – один шланг для набора воды. Посуду и одежду раз-решалось мыть только в речке, которая находилась в 300 метрах прогулки по цветущему лугу. В столовой - ресторане кормят не-плохо, но довольно дорого, завтрак (каша, блинчики) – 200 руб., обед – от 300 руб. На «Дикой» есть несомненное достоинство – три костровых места, гора дров и навес  со столами.



              Эта база – начало всех походов в этой местности – отсюда сплавляются рафты, выходят пешие, выходят конные группы, отъезжают грузовики через перевалы. Обычно к вечеру «Дикая» наполняется новыми людьми, новыми палатками. Кто-то спустился с гор, кто-то готовится завтра выйти на маршрут. Кто-то вечером в ресторане весёлой группой отмечает окончание своего похода, кто-то не заморачивается рестораном, а орёт свои песни около палаток. В целом, жизнь довольно весёлая, бурная, перезнакомиться можно с кучей людей. В тот же день приезда я сбегала искупаться на Катунь, в её терпимо-холодных зеленоватых водах. А после обеда пошла исследовать гору Верблюжонок, на другом берегу Катуни, сразу за посёлком.



             Гора действительно была очень похожа на двугорбого животного, прилёгшего отдохнуть. Сам посёлок Тюнгур живо напомнил мне городок Охотск (из времён моего геологического прошлого). Есть что-то общее в таких забытых богом селениях на краю света, существующих в суровых погодных условиях. Домики бедноватые, одноэтажные, серые, огороды скудноватые…
Я взлетела на гору за 20 минут, попутно собирая куманику и сиреневый ароматный чабрец. С куполообразной макушки открывался удивительный вид на всю уймонскую долину.



     Из далёкого-далёкого далека на меня смотрела горная цепь, увенчанная снегами.



         На этой вершинке был один из фокусов места Силы. Мощные энергии ощущались очень явственно.
         Я бы так и сидела там, медитировала, но надвигающаяся тучка заставила меня слететь с горы и бежать в лагерь, спасать развешанные для просушки вещи. Но добрые соседи уже позаботились о них.
         Переждала дождь, попила чаю, согрев его на своей чудесной горелке с благоприобретён-ными баллончиками. И что же? Где я ещё не была? Направо сходила, через мост на гору слазила. Когда изучала окрестности с вершины Верблюжонка, поняла, что недалеко от нашей базы деревня Кучерла. Не буду терять ни минуты, пойду в Кучерлу! Тем более, как я прочла в инфоцентре турбазы, в 6 километрах выше от устья на скалах должны быть рисунки древнего человека. И я понеслась на юг от лагеря, в долину реки Кучерлы, по белой пыльной просёлочной дороге. В деревне, окружённой горными хребтами, стояла патриархальная тишина. Неописуемая красота и вечный покой.








Спросила у детишек – алтайцев дорогу и пошла к нижнему мосту. Привет, голубая Кучерла!






       Перешла реку по мосту, на другой стороне нашла набитую тропинку и пошла вверх по течению. Тропа поднялась на терраску, шла в цветочных полях.



          Потом привела к скалкам, нависающим над заливным лугом.



           Ах, как красиво! Спустилась к реке, бегом бежала по этому полю.
          Потом пару километров через густой лес, потом опять расширение долины. Сколько же здесь цветов! Алтай – край цветущих полей.





         По полям редко и вольготно стоят огромные лиственницы с причудливо растопыренными ветвями. Самые настоящие онты (по Толкиену), в разных позах остановившиеся на цветущем лугу. Привет, онты!



           Я поняла, что до сужения долины, где только и могли быть скалы над водой, ещё очень далеко, и нехотя повернула обратно. Тем более, что дело было далеко к вечеру. На сей раз реку переходила через верхний мост. Здесь мне повстречались группка пожилых алтайцев, отдыхающих с огромными рюкзаками, очевидно, возвращающихся с дальних перевалов. Они поведали мне, что до рисунков ещё очень и очень далеко. Кстати, пока шла по долине очень много небольших группок людей и навьюченных лошадей то и дело попадались мне то навстречу, то я их перегоняла. Торное место эта долина!
Прибежала на базу, снова пошла купаться в Катунь (душа-то на «Высотнике» нет!). Ну и денёк выдался!

Продолжение - http://ele-na-1961.livejournal.com/4362.html

Tags: Фестиваль "Мы - славяне, мы - вместе" Алтай 2016
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments